Номер за январь 1948 годa
раздел «ЦЕРКОВНАЯ ЖИЗНЬ»

ПОЕЗДКА МИТРОПОЛИТА ЛЕНИНГРАДСКОГО И НОВГОРОДСКОГО ГРИГОРИЯ В СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ

16 июля 1947 г., по благословению Святейшего Патриарха Алексия, из Москвы выехал в Сев. Америку Митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий в сопровождении секретаря Московской Патриархии Л. Н. Парийского для обсуждения совместно с Митрополитом Феофилом условий воссоединения возглавляемой им ориентации с Русской Православной Церковью.

Митрополит Григорий пробыл в Америке по этому делу три с половиной месяца и нижеследующие документы раскроют картину взаимоотношений с Митрополитом Феофилом в дни пребывания Митрополита Григория там.

УКАЗ Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Члену Священного Синода Преосвященному Митрополиту Ленинградскому и Новгородскому Григорию

Постановлением Патриарха Московского и всея Руси и Священного при нем Синода Русской Православной Церкви от 9 июля 1947 г., Член Священного Синода Митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий (Чуков) командируется в Соединенные Штаты Северной Америки для всестороннего выяснения и устроения там дел Русской Православной Церкви в качестве полномочного Представителя Патриарха Московского и всея Руси, действующего от лица самого Патриарха и потому имеющего в Северо-Американских Соединенных Штатах те же права и полномочия, какие имеет Патриарх, как Глава Русской Церкви, согласно церковным канонам и Положению об Управлении Русской Православной Церкви.

В частности Митрополит Ленинградский и Новогородский Григорий уполномачивается:

1) входить в сношения и вести переговоры с архипастырями, пастырями и мирянами, а также делать постановления и распоряжения по всем вопросам, касающимся Русской Православной Церкви в Америке, соответственно правам и компетенции Патриарха Московского и всея Руси;

2) входить в общение от имени Православной Русской Церкви по всем вопросам, касающимся Русской Церкви в Северо-Американских Соединенных Штатах со всеми их федеративными и штатными государственными учреждениями и общественными организациями;

3) давать для церковных, гражданских и судебных инстанций Северо- Американских Соединенных Штатов автентичное толкование всех постановлений, определений и распоряжений, сделанных от имени Русской Церкви Патриархом Московским и всея Руси.

АЛЕКСИЙ, Патриарх Московский и всея Руси

Печать Московской Патриархии

Управляющий делами Московской Патриархии Протопресвитер Н. КОЛЧИЦКИЙ

№ 1165 15 июля 1947 года

По приезде в Нью-Йорк, 18 июля 1947 г. Митрополит Григорий обратился к Митрополиту Феофилу со следующим письмом:

Высокопреосвященнейший Владыка!

Свидетельствуя свое совершенное почтение Вашему Высокопреосвященству, прошу принять мою глубокую благодарность за приветствие, переданное мне от Вашего имени Преосвященнейшим Архиепископом Леонтием при встрече на аэродроме, и за молитвы, вознесенные в Вашем прекрасном храме.

Я очень хотел бы получить возможность прежде всего увидеться с Вашим Высокопреосвященством, чтобы лично передать Вам приветствие Его Святейшества Святейшего Патриарха Алексия и побеседовать с Вами по ряду вопросов в связи с решениями Кливлэндского Собора 1946 г.

Не откажите сообщить мне, Высокопреосвященнейший Владыка, когда и где Вы нашли бы возможным устроить это наше свидание.

Примите уверение в моем глубоком уважении и совершенной преданности.

С братской любовью о Христе Вашего Высокопреосвященства покорнейший слуга

МИТРОПОЛИТ ЛЕНИНГРАДСКИЙ И НОВГОРОДСКИЙ ГРИГОРИЙ

Митрополит Феофил оставил письмо Митрополита Григория без ответа.

28 июля 1947 г. Митрополит Григорий послал Митрополиту Феофилу телеграмму следующего содержания:

Благоволите подтвердить получение моего письма к Вам от 18 июля с предложением о месте и времени нашей встречи.

МИТРОПОЛИТ ГРИГОРИИ

30 июля 1947 г. Митрополит Григорий направил Митрополиту Феофилу вторичное письмо следующего содержания:

Высокопреосвященный Владыка!

Личное свидание наше с Вами, как видно, затягивается. Ответа от Вас не получаю. Время идет. Цель, ради которой я приехал, не осуществляется.

Поэтому, не боясь быть назойливым, а исключительно в интересах скорейшего разрешения дела, я позволяю себе обратиться к Вам с уяснением тех условий, при которых могло бы состояться восстановление канонически правильных и молитвенно-литургических отношений между Русской Православной Церковью-Матерью и Русской Православной Церковью-Дочерью в С. Америке.

Если Вы искренно желаете, согласно постановлению Кливлэндского Собора 1946 г., признать Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Главою Русской Православной Церкви в Америке на условиях широкой автономии, то благоволите ознакомиться с документами, которые я в копии при сем прилагаю. Они укажут Вам: 1) широту той автономии, которую Вы желаете получить, и 2) широту моих полномочий для переговоров с Вами.

Я прошу Вас обсудить это с окружающими Вас епископами и советниками. Если встретятся недоумения, я могу их разъяснить. Это приблизит нас к цели моего приезда.

Если прилагаемые условия явятся приемлемыми, то наше с Вами совместное служение закрепило бы акт канонического и молитвеннолитургического общения, и тогда со всеми прежними актами, совершенными в С. Американской Церкви до настоящего момента (самостоятельными созывами соборов, хиротониями, назначениями и пр. и т. п.) было бы покончено: все они считались бы законными ex tune, т. е. со времени своего совершения, о чем, конечно, должно быть оговорено и закреплено нашими подписями в соответствующем акте. Таким путем было бы восстановлено полное единение во славу Божию, на благо нашей общей Матери Русской Православной Церкви и на спасение верных чад ее, как на Руси, так и в С. Америке...

Примите уверение в моем глубоком уважении и совершенной преданности.

Вашего Высокопреосвященства покорнейший слуга

ГРИГОРИЙ, МИТРОПОЛИТ ЛЕНИНГРАДСКИЙ И НОВГОРОДСКИЙ

В ответ на это вторичное письмо Митрополит Григорий получил следующее письмо от Преосвященного Антония, Епископа Монтреальского:

Высокопреосвященнейшему Григорию, Митрополиту Ленинградскому и Новгородскому.

Ваше Высокопреосвященство,

Высокопреосвященный Владыка!

Имею честь, по поручению Первосвятителя нашей Северо-Американской Митрополии, препроводить Вам официальную резолюцию Кливлэндского Собора и Комментарий этой резолюции, принятой на Заседании Митрополичьего Совета 7 августа 1947 г.

ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА НИЖАЙШИЙ СОБРАТ И БОГОМОЛЕЦ АНТОНИЙ, ЕПИСКОП МОНТРЕАЛЬСКИЙ И ВОСТОЧНО-КАНАДСКИЙ

9 августа 1947 г.

Нью-Йорк.

Резолюция Седьмого Всеамериканского Церковного Собора в г. Кливлэнде в 1946 г.

Седьмой Всеамериканский Церковный Собор Русской Православной Церкви в Америке, собравшийся в г. Кливлэнде, Огайо, ноября 26—29 1946 г., подтвердивший нашу нерушимую веру и лойяльность нашему избранному Высокопреосвященнейшему Митрополиту Феофилу, по всестороннем обсуждении нашего отношения к Матери-Церкви Московской Православной, постановили просить Его Святейшество Святейшего Патриарха Московского воссоединить нас в свое лоно и пребывать нашим духовным отцом при условиях сохранения нашей полной автономии, существующей в настоящее время.

Нашей высшей законодательной инстанцией должны остаться наши американские периодические церковные соборы. На них мы выбираем своих митрополитов, вырабатываем свои уставы и всецело руководим своей жизнью.

Так как священноначалие Патриаршее несовместимо со священноначалием Заграничного Синода Русской Православной Церкви, Американская Церковь прекращает какое-либо административное подчинение Заграничному Синоду, пребывая в братском и молитвенном общении со всеми Церквами в рассеянии сущими.

В случае неприемлемости наших условий Его Святейшеством, Патриархом Московским, наша Американская Православная Церковь остается и на далее самоуправляющей до той поры, когда Московская Патриархия найдет их приемлемыми и даст нам просимое.

9 августа 1947 г.

Нью-Йорк,

С ПОДЛИННЫМ ВЕРНО: ЕПИСКОП АНТОНИЙ

Проект автономии Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде.

составленный Митрополичьим Советом в заседании 7 августа 1947 года

1. Русская Православная Греко-Кафолическая Церковь в Северной Америке и Канаде является Церковью автономной.

Примечание I. На Русскую Православную Церковь в Северной Америке и Канаде не распространяется действие Положения об Управлении Русской Православной Церковью, принятое на Московском Церковном Соборе в 1945 г., равно как и другие законы и распоряжения, определяющие жизнь Церкви и Государства, опубликованные в пределах СССР.

Примечание II. Патриарх Московский и всея Руси не будет признавать на территории Северной Америки и Канады иных ветвей Русской Православной Церкви.

2. Русская Православная Церковь Америки и Канады признает Патриарха Московского и всея Руси своим духовным Главой.

Она признает его авторитет в делах веры и догматов. Имя Патриарха Московского и всея Руси возносится в церквах Митрополии по установленному чину.

3. По делам веры и догматов Русская Православная Церковь в Северной Америке, и Канаде сносится с другими Православными Церквами через Патриарха Московского и всея Руси, за исключением случаев, когда таковое сношение окажется невозможным. Русской Православной Церкви в Северной Америке предоставляется право непосредственного сношения с другими Православными Церквами в Северной Америке и Канаде.

4. Русская Православная Церковь в Северной Америке и Канаде будет сообщать Патриарху Московскому и всея Руси о течении своей церковной жизни. Протоколы Всеамериканских Церковных Соборов направляются Патриарху Московскому и всея Руси для Его осведомления.

5. Русская Православная Церковь в Северной Америке и Канаде возглавляется Митрополитом, каковой избирается Всеамериканским Церковным Собором, а о его избрании тотчас же извещается Патриарх Московский и всея Руси.

6. Епископы Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде избираются соборами ее епископов и посвящаются согласно каноническим правилам Церкви.

7. Русская Православная Церковь в Северной Америке и Канаде сохраняет свою полную независимость и управляется на основании существующих Положений и обеспечивает за собой сохранение своего имущества.

Примечание. Церковное Священноначалие Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде по своему усмотрению определяет, кто из состава иерархии, клира и приходов нынешнего Экзархата Патриаршего в Северной Америке может быть включен в состав Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде, а также определяет время и порядок такового их принятия.

С ПОДЛИННЫМ ВЕРНО: ЕПИСКОП АНТОНИЙ

Митрополит Григорий, ознакомившись с содержанием присланных документов, 14 августа 1947 г. обратился к Преосвященному Антонию, Епископу Монтреальскому и Восточно-Канадскому, со следующим письмом:

В ответ на присланные Вами при письме от 9 августа с. г. официальную резолюцию Кливлэндского Собора 1946 г. и Комментарий к ней, принятый на заседании Митрополичьего Совета 7 августа с. г., имею честь, на основании данных мне Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием полномочий (указ от 15 июля 1947 г. за № 1165, в копии сообщенный Высокопреосвященному Митрополиту Феофилу при письме от 30 июля с. г.), препроводить Вам свое заключение по вопросу об автономном управлении Русской Православной Церкви в Северной Америке.

14 августа, 1947 года

ВАШЕГО ПРЕОСВЯЩЕНСТВА ПОКОРНЕЙШИЙ СЛУГА И БОГОМОЛЕЦ ГРИГОРИЙ, МИТРОПОЛИТ ЛЕНИНГРАДСКИЙ и НОВГОРОДСКИЙ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ по проекту автономии Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде

1. Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий с отеческой любовью и радостью принимает в объятия Матери-Церкви Московской Православной всех тех, кто на Седьмом Всеамериканском Церковном Соборе Русской Православной Церкви в Америке, бывшем в Кливлэнде, Огайо, ноября 26—29 1946 г., постановили «просить Его Святейшество Патриарха Московского воссоединить нас в свое лоно и пребывать нашим духовным отцом при условиях сохранения нашей полной автономии, существующей в настоящее время».

2. Святейший Патриарх согласен с постановлением Кливлэндского Собора 1946 г., что «высшей законодательной инстанцией» Русской Православной Церкви в Америке «должны остаться американские периодические церковные соборы, которые избирают своих митрополитов, вырабатывают свои уставы и всецело руководят своей жизнью».

3. Святейший Патриарх находит канонически совершенно правильным постановление Кливлэндского Собора 1946 г., что «священноначалие Патриаршее несовместимо с священноначалием Заграничного Синода Русской Православной Церкви», в силу чего «Американская Церковь прекращает какое-либо административное подчинение Заграничному Синоду».

4. Что же касается Комментария к резолюции Кливлэндского Собора 1946 года, который принят Митрополичьим Советом в заседании 7 августа 1947 года, то Московская Патриархия не может согласиться на принятие этого проекта в целом, как несоответствующего церковным канонам:

а) Проект, предлагаемый Митрополичьим Советом, устанавливает мнимую, номинальную связь Северо-Американских Русских Православных епархий со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси, признавая его «духовным главой» без неотъемлемых от Главы поместной Церкви канонических прав утверждения (и, если требуется, рукоположения) Митрополита Северо-Американского округа и верховного суда над ним с Собором епископов (IV Всел. Соб., прав. 28; Карф. Соб., пр. 12).

б) Проект Митрополичьего Совета совершенно опускает связь и отношение Северо-Американской иерархии с Поместным Собором Русской Православной Церкви, который, в силу соборности, должен стоять во главе управления всей Поместной Церкви.

При отсутствии этих двух основных условий проект Митрополичьего Совета предлагает уже не автономное, а автокефальное управление Северо-Американским Митрополичьим Округом, на что в настоящее время Русская Православная Церковь в Северной Америке не имеет никаких оснований.

5. В отношении примечания II к пункту первому Проекта (об объединении всех ветвей Русской Православной Церкви на территории Северной Америки под единым руководством нового автономного управления) Московская Патриархия принципиально, находя желательным такое объединение в будущем, не считает возможным и целесообразным насильно вводить новый порядок управления в тех епархиях и приходах, которые не участвовали на Всеамериканском Церковном Соборе в Кливлэнде в 1946 г. или даже перешли после Кливлэндского Собора из юрисдикции Митрополита Феофила в Патриаршую юрисдикцию и находит необходимым, чтобы эти епархии и приходы предварительно высказали свое отношение к вопросу об автономии. Следует также иметь в виду, что Карпаторосские приходы, находясь в единении с Патриархом, имеют тенденцию к особому епархиальному объединению; наконец, и имущественный вопрос в приходах Русской Православной Церкви в Северной Америке далеко не упорядочен и разнообразен, и решение его в настоящий момент в смысле полного объединения в новом автономном управлении с несомненностью вызовет разногласия юридического порядка.

Все это повелительно требует отложить вопрос о полном объединении всех ветвей Русской Православной Церкви на территории Северной Америки под единым руководством нового автономного управления до созыва следующего Всеамериканского Церковного Собора, в котором приняли бы участие все приходы Патриаршей юрисдикции, находящиеся в Северной Америке и Канаде, и который выработал бы и самое «Положение об автономном Управлении Русской Православной Церкви в Северной Америке», настоящий же проект автономии должен носить характер временный — до принятия его на следующем Всеамериканском Церковном Соборе, и применение его по необходимости должно ограничиваться епархиями, находящимися в ведении Митрополита Феофила.

6. По тем же основаниям Московская Патриархия не может согласиться и с примечанием к пункту 7-му проекта о представлении новому автономному управлению права по своему усмотрению произвести отбор иерархии, клира и приходов из состава нынешнего Северо-Американского Патриаршего Экзархата: этот вопрос должен быть также отложен до обсуждения его на новом Всеамериканском Церковном Соборе, когда все приходы Патриаршей ориентации выявят свое отношении к новому автономному управлению.

На основании всего вышеизложенного и согласно просьбе Всеамериканского Кливлэндского Церковного Собора 1946 г. о предоставлении «полной автономии, существующей в настоящее время», Московская Патриархия согласна на установление следующего общего «Положения об автономном Управлении Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде»:

1. Русская Православная Церковь в Северной Америке входит как автономный митрополичий округ в состав Русской Православной Церкви управляемой ее Поместным Собором и Священным Синодом и возглавляемой Святейшим Патриархом Московским и всея Руси.

2. Постановления Поместных Соборов Русской Православной Церкви и распоряжения Святейшего Патриарха, находящиеся в соответствии с гражданскими законами Северо-Американских Соединенных Штатов, имеют обязательную силу для всей Русской Православной Церкви Северной Америки.

Примечание. На Русскую Православную Церковь в Северной Америке и Канаде не распространяется действие Положения об Управлении Русской Православной Церковью, принятое на Московском Церковном Соборе в 1945 г., равно как и другие законы и распоряжения, определяющие жизнь Церкви и Государства в пределах СССР.

3. Митрополит, епископы и представители клира и мирян Северо-Американской Русской Православной Митрополии участвуют в Поместных соборах Русской Православной Церкви на основании действующих о Соборах определений.

4. Святейший Патриарх Московский и всея Руси утверждает грамотою Северо-Американского православного Митрополита, законно избранного Всеамериканским Церковным Собором, если не найдет к тому канонических препятствий.

5. Кандидатов в епископы Северо-Американской Митрополии Русской Православной Церкви избирает Собор Северо-Американских Епископов; утверждает их особою грамотой Святейший Патриарх Московский и всея Руси, если не найдет к тому канонических препятствий.

6. Патриарх Московский и всея Руси принимает жалобы на Северо-Американского Митрополита и производит суд над ним вместе со Священным Синодом Русской Православной Церкви. В порядке апелляции дальнейший суд над Северо-Американским Митрополитом принадлежит Собору епископов Русской Православной Церкви. Право суда над епископами Северо-Американской Митрополии, в порядке апелляции, после суда над ними Северо-Американского Собора Епископов, принадлежит Московскому Патриарху со Священным Синодом Русской Православной Церкви.

7. Имя Святейшего Патриарха Московского и всея Руси возносится за Богослужением во всех церквах Русской Православной Церкви в Северной Америке.

8. Сношение с другими Церквами по делам Американской Митрополии производится через посредство Русской Православной Церкви.

9. Высшим органом церковно-законодательной, правительственной и судебной власти Северо-Американской Митрополии является Всеамериканский Церковный Собор. Постановления Собора, касающиеся церковного законодательства, управления и суда, вступают в силу после одобрения их Собором Епископов Американской Церкви.

10. В состав Всеамериканского Церковного Собора входят, под председательством Митрополита, все (правящие и викарные) епископы Северо-Американской Митрополии, а также клирики и миряне по избранию приходских собраний.

11. В случае согласия Епископского Собора Северо-Американской Митрополии с настоящим заключением, акт воссоединения, участвовавших на Кливлэндском Всеамериканском Церковном Соборе 1946 года приходов Северо-Американской Митрополии и канонического и молитвенно-литургического общению их с Московской Патриархией должен быть завершен совместным служением Митрополита Северной Америки и Канады Высокопреосвященного Феофила с Членом Священного Синода Митрополитом Ленинградским и Новгородским Григорием, как полномочным представителем Его Святейшества, Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия и скреплен соответствующими подписями.

14 августа 1947 г.

ГРИГОРИЙ, МИТРОПОЛИТ ЛЕНИНГРАДСКИЙ И НОВГОРОДСКИЙ

Через 23 дня после отправки вышеуказанных: письма и заключения, не получив на них никакого ответа, Митрополит Григорий 6 сентября 1947 г. обратился к Митрополиту Феофилу с последним письмом следующего содержания:

Ваше Высокопреосвященство!

Наши переговоры о восстановлении нормальных канонических отношений Северо-Американской Митрополии к Матери-Церкви Русской слишком затянулись: истекает срок уже двухмесячного моего пребывания в США, а результатов не видно.

На мое троекратное письменное обращение к Вам по делу воссоединения я не получил от Вас никакого ответа. Прибыть в Нью-Йорк для личных переговоров Вы также не нашли для себя возможным. Ваш Митрополичий Совет 9 августа с. г. представил мне резолюцию Кливлэндского Собора 1946 года по данному вопросу и свой «Комментарий» к резолюции.

В своем ответе от 14 августа с. г. я сообщил Митрополичьему Совету о полном согласии Святейшего Патриарха с постановлениями Кливлэндского Собора 1946 года и о несогласии по каноническим основаниям с некоторыми предложениями «Комментария» к резолюции.

Со своей стороны я предложил проект «Положения об Управлении Северо-Американским Митрополичьим Округом», где Митрополичьему Округу в Северной Америке предоставляется Святейшим Патриархом вся возможная каноническая автономия в управлении.

При согласии в принципиальном вопросе о даровании полной широкой автономии, какую желал иметь Кливлэндский Собор 1946 г., все детали без особого затруднения путем личных переговоров могли бы быть выяснены в ближайшее время, если бы к этому была добрая воля.

Отсутствие же непосредственных сношений и недопустимое затягивание письменных — влекут недоразумения. В печати, например, появилось сообщение, что Московская Патриархия претендует на полное распоряжение церковными имуществами в Северной Америке. Между тем предлагаемый Московской Патриархией проект положения об управлении Северо-Американским Митрополичьим Округом не дает никаких оснований к подобному утверждению, да такого стремления у Московской Патриархии никогда не было и раньше, в продолжение всей истории существования Русской Православной Церкви в Америке. Так же точно могли быть выяснены и все другие пункты проекта, почему-либо представляющиеся неясными.

Поэтому, чтобы не затягивать бесполезно на долгое время переговоров по этому вопросу, я прошу Ваше Высокопреосвященство дать мне ясный ответ: согласны Вы или нет на принятие сообщенных мною условий даруемой Святейшим Патриархом автономии управления Северо- Американскому Митрополичьему Округу.

Я буду ждать Вашего ответа до 15 сентября с. г. Если к этому сроку я не получу от Вас ответа, я буду понимать это, как Ваше нежелание продолжать переговоры по вопросу о восстановлении канонических отношений Северо-Американского Митрополичьего Округа с Матерью- Церковью и таким образом препятствовать духовенству и приходам, выразившим свое решение на Кливлэндском Соборе 1946 года, войти под омофор Святейшего Патриарха Московского.

ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА ПОКОРНЕЙШИЙ СЛУГА ГРИГОРИЙ, МИТРОПОЛИТ ЛЕНИНГРАДСКИЙ И НОВГОРОДСКИЙ

В результате ярко выраженного Митрополитом Феофилом упорного нежелания вступить в личные переговоры с Митрополитом Григорием и дать ответ на последнее письмо, Митрополит Григорий пред своим отъездом из Нью-Йорка в Москву обратился ко всем верным чадам Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде со следующим посланием.

ПОСЛАНИЕ Высокопреосвященнейшего Григория, Митрополита Ленинградского и Новгородского, посла Московской Патриархии

БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ, СМИРЕННЫЙ ГРИГОРИЙ, МИТРОПОЛИТ ЛЕНИНГРАДСКИЙ И НОВГОРОДСКИЙ, ВСЕМ ВЕРНЫМ ЧАДАМ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В СЕВЕРНОЙ АМЕРИКЕ И КАНАДЕ

«Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами»

(2 Фессал. 3, 18)

Попущением Божиим Русская Православная Церковь в Северной Америке в продолжение двух последних десятилетий жила вне канонического и молитвенного общения с Матерью-Церковью Всероссийской. Но в 1946 году (26—29 ноября) Всеамериканский Церковный Собор, бывший в Кливлэнде, Огайо, очевидно, сознав такое ненормальное положение, вынес решение о восстановлении этой прерванной временно, вследствие внешних условий, канонической связи с Церковью-Матерью — Московской Патриархией и просил Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия «воссоединить Русскую Православную Церковь в Северной Америке и Канаде в лоно Матери-Церкви и пребывать духовным отцом при условии сохранения полной автономии, существующей в настоящее время».

Извещенный телеграммой об этом постановлении Кливлэндского Собора Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий в своем телеграфном ответе Митрополиту Феофилу от 24 января 1947 года сообщил, что он «приветствует решение Кливлэндского Собора, принципиально не возражает против автономии для нашей Православной Церкви в Америке» и поручает Митрополиту Ленинградскому Григорию «в миролюбивом духе» обсудить все вопросы с Митрополитом Феофилом.

По благословению Его Святейшества, Святейшего Патриарха, я прибыл в Нью-Йорк 17 июля с. г., чтобы, согласно желанию Кливлэндского Собора, путем личных переговоров с Митрополитом Феофилом, установить условия автономного управления Северо-Американского Митрополичьего Округа и закрепить твердую каноническую и молитвенно-литургическую связь Русской Православной Церкви в Америке с Церковью-Матерью. Однако я встретил здесь совершенно неожиданное отношение к цели моего приезда, не говоря о себе лично.

Немедленно по приезде, 18 июля с. г., я обратился с братским письмом к Преосвященному Митрополиту Феофилу в г. Сан-Франциско, передал ему приветствие Святейшего Патриарха и просил его указать место и время, где мы могли бы встретиться для переговоров. Ответа на это я не получил.

Тогда, телеграммой от 28 июля, я просил Митрополита Феофила подтвердить получение им моего письма от 18 июля. Ответа опять не последовало.

Поэтому 30 июля я послал Митрополиту Феофилу новое письмо с приложением: 1) Указа Святейшего Патриарха о моих полномочиях и 2) «Проекта Автономии», который мот бы лечь в основу наших переговоров, прося обсудить этот проект с епископами и окружающими Митрополита советниками. Но ответа не последовало.

Мало того: за это время некоторые иерархи Северо-Американской Митрополии допустили еще и непозволительные выступления в печати в отношении представителей Патриаршей Церкви.

Однако, наконец, 8 августа с. г. меня посетил Митрополичий Совет во главе с епископами Антонием Монтреальским и Иоанном Бруклинским и сообщили мне, что им поручено представить мне резолюцию Кливлэндского Собора 1946 года. 9 августа мне была вручена письменная «Резолюция» Собора с приложением «Комментария» к ней, принятого Митрополичьим Советом на заседании 7 августа с. г. и заключающего «Проект условий автономии Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде».

14 августа с. г. я дал ответ Митрополичьему Совету в виде «Заключения по Проекту автономии Русской Православной Церкви в Северной Америке и Канаде», где от лица Московской Патриархии сообщил о полном согласии на постановление Кливлэндского Собора 1946 года, но вместе с тем я отметил и неприемлемость выраженного в «Комментарии» решения Митрополичьего Совета, который, признавая Святейшего Патриарха Московского и всея Руси своим «духовным главой» — 1) устанавливал только мирную, номинальную связь Северо-Американских Русских Православных епархий со Святейшим Патриархом Московским, без неотъемлемых от Главы Поместной Церкви канонических прав утверждения Митрополита Северо-Американского Округа и высшего апелляционного суда над ним Собором епископов (на основании Апост. прав. 34; I Всел. Соб., прав. 4; VII Всел. Соб. пр. 3; IV Всел. Соб., пр. 12, 28; Карф. Соб., пр. 12); и 2) совершенно опускал Митрополичий Совет и связь и отношение Северо-Американской иерархии к Поместному Собору Русской Православной Церкви, который, в силу соборности, должен стоять во главе управления всей поместной церкви.

При отсутствии этих двух основных условий проект Митрополичьего Совета предлагал уже не автономное, а автокефальное управление, на которое в настоящее время Русская Православная Церковь в Северной Америке не имеет никаких оснований.

На это свое «Заключение» от 14 августа, мною также не было получено никакого ответа, и потому 6 сентября я обратился к Митрополиту Феофилу с последним и окончательным письмом, в котором, напомнив еще раз, что я со своей стороны предложил Митрополичьему Совету «Проект положения об Управлении Северо-Американским Митрополичьим Округом», где Северо-Американской Митрополии предоставляется Святейшим Патриархом вся возможная, допустимая канонами автономия в управлении, какую желал иметь Кливлэндский Собор 1946 года, я писал ему:

«...чтобы не затягивать бесполезно на долгое время переговоров по этому вопросу, прошу Ваше Высокопреосвященство дать мне ясный ответ: согласны Вы или нет на принятие сообщенных мною условий даруемой Святейшим Патриархом автономии управления Северо-Американскому Округу. Я буду ждать Вашего ответа до 15 сентября с. г. Если к этому сроку я не получу от Вас ответа, я буду понимать это, как Ваше нежелание продолжать переговоры по вопросу о восстановлении канонических отношений Северо-Американского Митрополичьего Округа с Матерью-Церковью и таким образом препятствовать духовенству и приходам, выразившим свое решение на Кливлэндском Соборе 1946 г., войти под омофор Святейшего Патриарха Московского».

Указанный срок прошел и ответа от Митрополита Феофила не поступило. Таким образом теперь можно ясно сказать, что ни Митрополит Феофил, ни его епископы не желают восстановления канонически правильных взаимоотношений с Московской Патриархией, отвергают протянутую им с любовию Святейшим Патриархом Московским руку единения, уклоняются от молитвенно-литургического общения в совместном богослужении и предпочитают оставаться сами и оставить свою паству вне молитвенного общения и канонического единения со Святейшим Патриархом Московским и со всей Матерью-Церковью.

Очевидно, не созрело еще, или заглушается сторонними и, конечно, нецерковными соображениями христианское сознание руководителей Северо-Американской Митрополии, что невозможно пасти Церковь Господа (Бога и созидать свое и других спасение без непременного и теснейшего единения всех во Христе в каноническом их соподчинении (Ио. 15 5; Ефес. 4, 3—4 и др.).

Будем же с терпением и надеждою ждать, когда Господь озарит Своим светом умы тех, кто ныне противится этому единению, и зажжет в их сердцах истинную христианскую нелицемерную любовь!

С душевною скорбию извещаю всех верных чад Православной Русской Церкви в Северной Америке об этом несостоявшемся ныне объединении ее с Матерью Русской Православной Церковью, несмотря на то, что Святейший Патриарх Московский в ответ на просьбу Всеамериканского Кливлэндского Собора 1946 г. даровал Северо-Американской Митрополии всю ту полноту автономных прав управления, какая только допустима в пределах церковных канонов, безусловно обязательных для всех членов Православной Церкви.

Призываю всех, желающих искать своего душевного спасения в Единой Святой Православной Церкви, под омофором Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия, объединиться до времени полного общего единения вокруг его законного в Северной Америке представителя Преосвященного Макария, Архиепископа Нью-Йоркского, на которого возложено управление Патриаршими приходами Северо-Американского Экзархата, и обращаться к нему со своими церковно-религиозными нуждами.

«Бог любви и мира да будет с вами» (2 Кор. 13, 11).

21 сентября 1947 г.

ГРИГОРИЙ, МИТРОПОЛИТ ЛЕНИНГРАДСКИЙ И НОВГОРОДСКИЙ

В конце ноября Митрополит Григорий и сопровождавший его в поездке Л. Н. Парийский вернулись в Москву.


Иллюстраций нет
К оглавлению номера
1954
1953
1952
1951
1950

1949
1948
1947
1946
1945
1944
1943



© 2017 Издательство Московской Патриархии Русской Православной Церкви


Яндекс.Метрика